Ритуальное банкротство

17 февраля 2016

Стабильность и предсказуемость финансово-кредитной системы лежит в основе экономического благополучия любого государства. Правительство Российской Федерации отводит этому вопросу особое внимание. Так только в прошлом году государство направило на поддержание банковского сектора более одного триллиона рублей.

8 февраля 2016 года прошло очередное правительственное совещание по вопросу "О ситуации в банковской системе РФ". На нем в частности была одобрена работа ЦБ РФ по наведению порядка в банковской сфере. Отмечалось, что регулятор успешно вывел с рынка ряд откровенно слабых банков. Среди откровенно слабых был уже и КБ «Интеркоммерц», процедура банкротства которого была запущена за несколько часов до начала совещания.

Банкротство входящего в первую сотню банка само по себе не рядовое событие. По объёму выплат оно может стать крупнейшим страховым случаем в истории Агентства Страхования Вкладов (АСВ). Сегодня этот антирекорд принадлежит группе банков Анатолия Мотылёва («Российский кредит», «М банк», «АМБ банк»), страховые выплаты по банкротству которых обошлись в 57 млрд руб. Банкротство, приуроченное к правительственному совещанию, посвящённому состоянию банковской системы страны, наводит на мысли о символичности всего происходящего. Был ли этот «ритуал жертвоприношения» банальным совпадением или нет?  Для ответа на этот вопрос обратимся к событиям, предшествовавшим принятию решения Центробанка об отзыве лицензии у КБ «Интеркоммерц».

Обо всём по порядку. Текущий год начинался для банка «Интеркоммерц» вполне благополучно.

Отчет по Российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ), опубликованный на сайте Центрального банка РФ, свидетельствовал о достаточно устойчивом состоянии кредитно-финансовой организации. Так, минимальный норматив мгновенной ликвидности был превышен в 10 раз, а минимальный норматив текущей ликвидности – в 2.5 раза. При общем размере корпоративного кредитного портфеля в 70 млрд руб. просроченная задолженность по нему составила всего 1,6 млрд. За 2015 год активы были увеличены на 38,44% и составили в абсолютных цифрах 109.74 млрд.руб., что позволило занять 67-е место по данному показателю. Национальное Рейтинговое Агентство по итогам 2015 присвоило банку «Интеркоммерц» рейтинг А+ (высокая кредитоспособность, первый уровень).

Услугами банка пользовались такие  компании и организации как «Транснефть», «Оборонстрой», МСП-банк, Федеральная таможенная служба. Банк вообще был включён в число кредитно-финансовых организаций, которые обладают правом открывать счета и вклады организациям, имеющим стратегическое значение для оборонно-промышленного комплекса и безопасности Российской Федерации.

Всё было бы хорошо, если бы не проверка Центрального банка. С неё-то и начались  неприятности. По результатам проверки было выдано предписание об увеличении резервов на 3 млрд. руб. Банк продолжал работать в штатном режиме, пока не появились проблемы с ликвидностью. С 25 января начались задержки по выплатам, не осуществлялись операции по переводу денежных средств юридических лиц. Ситуацию подогревало отсутствие каких-либо внятных комментариев со стороны пресслужбы банка. Некоторое время не работал колл-центр, оставив клиентов один на один со своим проблемами.

Состояние и так было близко к паническому, а тут ещё появляется Рокетбанк, партнёр «Интеркоммерца» по выпуску банковских карт. О его реальной роли и мотивах можно только догадываться. 28 января около 13 часов Рокетбанк сначала предупреждает своих клиентов о том что «Интеркоммерц» испытывает проблемы с ликвидностью и  даёт рекомендации вывести деньги с карт банка  «Интеркоммерц» на карты других банков или снять наличными. А уже в районе 16:30, т.е. практически через 3 часа,  рассылает другое  письмо, в котором приносит свои извинения клиентам банка и своему партнёру за рекомендации на основе непроверенных данных.

Наверное, Рокетбанк до сих пор путался бы в своих рекомендациях, если бы 29 января ЦБ не ввел в банке «Интеркоммерц» временную администрацию сроком на шесть месяцев. Основанием для введение временной администрации стало снижение собственных средств капитала банка по сравнению с их максимальной величиной, достигнутой за последние 12 месяцев, более чем на 30% при одновременном нарушении одного из обязательных нормативов, установленных Банком России. Первоочередной задачей временной администрации ЦБ назвал изучение финансового положения банка.

Ряд отделений «Интеркоммерца» отреагировали на введение временной администрации ЦБ весьма своеобразно. Они объявили своим клиентам, что операции по счетам прекращены и по всем вопросам предложили обращаться в Агентство по страхованию вкладов (АСВ).  Но АСВ осуществляет компенсацию вкладов физических лиц только при наступлении страхового случая, которым является отзыв лицензии у банка. Центральный банк лицензию на тот момент у «Интеркоммерца» не отзывал. На этом основании АСВ отказалось комментировать работающий банк. ЦБ также отказался от комментариев. Есть два режима введения в банке  администрации: первый - с отзывом лицензии, который является страховым случаем, и второй - без отзыва. Сотрудники банка не могли этого не знать. Но видимо они знали нечто большее.

Тогда ещё было ощущение, что Центральный банк примет решение о санации. Безупречная отчётность, высокий рейтинг давали определённую надежду. ЦБ не стал ждать шесть месяцев, отведённых на работу временной администрации, и за неделю вынес свой вердикт: «….ввиду значительного дисбаланса между активами и обязательствами осуществление процедуры финансового оздоровления КБ «Интеркоммерц» (ООО) с привлечением государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» и его кредиторов на разумных экономических условиях не представлялось возможным». Основной причиной приведшей банк «Интеркоммерц» к банкротству стала неадекватная оценка принятых на себя рисков. «Интеркоммерц» агрессивно привлекал деньги населения: за год вклады физических лиц выросли на 77,3% до 68,4 млрд руб. Надо отдать должное, ЦБ рекомендовал банку самоограничить привлечение средств населения, но рекомендация не была услышана. Когда риски были пересчитаны надлежащим образом, оказалось, что банк полностью утратил собственные средства. Также обнаружены сомнительные транзитные операции. По совокупности вышеуказанных обстоятельств 8 февраля 2016 года Центральный банк РФ отозвал лицензию у КБ «Интеркоммерц».

Во все этой истории не покидает ощущение обыкновенной паники, которая проявлялась и в действиях сотрудников банка «Интеркоммерц», приступивших к досрочной самоликвидации, и в неадекватных действиях бывшего партнёра с его неуместными рекомендациями, да и в действиях мегарегулятора присутствовала какая-то излишняя суетливость.

Совпадение даты проведения правительственного совещания по вопросу "О ситуации в банковской системе РФ" и  объявления о банкротстве КБ «Интеркоммерц» скорее всего не было случайным. Всё было сделано в лучших традициях. Этим жестом Центральный банк ещё раз подтвердил свою решимость навести порядок в банковском секторе. Правительство одобрило работу ЦБ в этом направлении. Ритуальное банкротство одного из крупнейших российских банков не оставило никаких сомнений (если они у кого-то были) в серьезности намерений мегарегулятора. Абсолютно ясно, что ЦБ и впредь не собирается считаться с рейтингом банков при решении их судьбы.

Однако не может не обращать на себя внимания тот факт, с какой лёгкостью за один месяц банк с благополучной отчётностью и высоким рейтингом превратился в банкрота. Не смог это предотвратить даже представитель ЦБ, аккредитованный в банке в связи с его особым статусом. Если отчётность не даёт полного представления о состоянии банка, возможно, требуется пересмотреть некоторые положения РСБУ.

Банкротство банков приносит как прямые так косвенные убытки и физическим лицам, и юридическим, и конечно государству. Санация банка, т.е. предотвращение  банкротства, теоретически устраивает абсолютно всех. Но почему-то о санации чаще вспоминают, когда ничего уже сделать нельзя.

По всей видимости, назрели серьёзные изменения в банковской системе. Нельзя считать нормальной ситуацию, когда изначально планируется банкротство порядка ста банков в год. Возможно, нам и не нужно то количество банков, которое мы сейчас имеем. Но банкротство банков - травмирующая и дорогостоящая процедура. Она должна замещаться более конструктивными профилактическими мерами.

 

Все комментарии эксперта

© 2018 «ИнМФО»Для лиц старше 18 лет

Карта сайта

X