Банкротство не приговор

24 июля 2018

Банкротство не приговор

Федресурс (Единый федеральный реестр сведений о банкротстве) констатировал в первом полугодии рост числа личных банкротств: по данным источника, в 2018 году российские суды признали банкротами 19 тысяч 53 граждан - на 45% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Есть среди них и потребители услуг микрофинансовых компаний.

В реальности же потенциальных банкротов намного больше: и активисты ОНФ, и независимые эксперты считают, что основным сдерживающим фактором роста числа личных банкротств является дороговизна и сложность процедуры.

Так ли это на самом деле и что еще нужно знать участникам микрофинансового рынка на случай финансовой несостоятельности партнера, ИНМФО рассказала Ольга Фищук, арбитражный управляющий, член «Московской саморегулируемой организации профессиональных арбитражных управляющих».

- Почему граждане так сторонятся банкротства?

- Основная причина, по которой граждане избегают банкротства – предоставление недостоверной информации кредитору. Многие, когда оформляли кредиты в банках, сообщали туда не совсем достоверные сведения. Кто-то завысил свою заработную плату, кто-то вообще принес «липовую» справку 2-НДФЛ. В интернете ведь полно объявлений, предлагающих подобные услуги. Делают «пакет документов» от фирмы, а та даже отвечает на телефонные звонки банка, подтверждает, что заемщик у них работает. Заемщик получает кредит – всем выгодно: и фирме и банку и, вроде как, заемщику, - до поры до времени. Но нужно знать: кредит, при получении которого заемщик действовал подобным образом, не будет списан в случае банкротства гражданина.

Вторая причина, по которой граждане не спешат пользоваться данной услугой - это, простите, абсолютная правовая безграмотность населения. Даже граждане, которые много читают в интернете финансовой информации, мало что в ней понимают. И если бы граждане были чуть грамотнее в финансовом плане, такого явления как «коллектор» вообще бы не существовало. Каждый должник признавал бы себя банкротом.

По поводу процедуры. «Дорогая и сложная» - возможно. Но если платить, например, в рассрочку – заключить договор с юридической фирмой, скажем на 8 или на 10 тысяч в месяц, то за 10-12 месяцев можно полностью оплатить договор и добиться желаемой цели. Сложного там ничего нет, все регламентировано законом о банкротстве. Возможно, процедуру сделает дешевле вступление в силу принятого Госдумой РФ в июле 2018 года в первом чтении правительственного законопроекта, снижающего размер штрафов за нарушения для финансовых управляющих. Если нечем платить по долгам – нужно банкротится в любом случае.

- Практики описывают ситуацию, когда кредиторы-финансовые организации в процедуре банкротства гражданина-должника, включаются в реестр кредиторов, а затем при распределении конкурсной массы получая денежные выплаты, дополнительно обращаются в суд общей юрисдикции и заявляют там свои права-требования к должнику, получая исполнительный лист, и вновь взыскивают с должника денежные средства. Все это происходит после или во время признания гражданина банкротом в судебном порядке. Что делать заемщику, который почти банкрот, возможно ли противостоять этому?

- Начнем с того, что в случае признания гражданина банкротом, все требования к нему предъявляются и рассматриваются только в соответствие и в рамках закона о банкротстве. Прекращается начисление штрафов и пени, задолженность перед кредитно-финансовыми организациями признается безнадежной задолженностью. При этом требования кредитно-финансовых организаций, не погашенные по причине недостаточности конкурсной массы должника, считаются погашенными (п.6 ст.237.27 закона о банкротстве).

После завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

Если кто-то, действуя недобросовестно, пытается получить «двойное взыскание», обратившись с требованием в суд общей юрисдикции, то ведется обычная судебная работа – пишутся возражения, осуществляется защита интересов в суде. И нужно помнить: взыскание судебных расходов при этом, в том числе расходов на услуги представителя производится за счет проигравшей стороны – в данном случае за счет того, кто обратился за «двойным взысканием».

- С банкротами «физиками» в общем понятно. А что делать, если все наоборот, МФК - банкрот: что в этой ситуации делать инвестору и кому должны выплачивать кредит заемщики?

- Начну с заемщиков. Сразу скажу: к их сожалению, банкротство кредитора не влечет никакого облегчения долгового бремени. Кредит также остается, только вместо руководителя МФО возглавляет конкурсный управляющий. Обычно он продает кредитный портфель другой организации, при этом ухудшение положение должника перед новым кредитором не допускается. Банкротство МФК для инвесторов, в принципе, ничем не отличается от обычного банкротства юридического лица: работа конкурсного управляющего, попытка розыска и возврата активов в конкурсную массу, привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц и так далее.

- Процедура банкротства физических лиц в России пока не является отлаженным механизмом, заявляют эксперты. Каково Ваше мнение на этот счет и что можно изменить законодательно или процессуально в этой процедуре, чтобы были оптимально учтены интересы всех сторон?

- Закон о банкротстве однозначно развивается в интересах кредиторов. Мое мнение – в нем нужно учитывать интересы и должников тоже. Если мы берем тенденцию, то лет 10 назад ликвидировать юридическое лицо с долгами было легко и безболезненно. Сегодня, если в пуле кредиторской задолженности есть хотя бы один «агрессивный» кредитор, сделать это практически невозможно. Личная ответственность физических лиц по долгам лиц юридических – это практика. Такими темпами мы придем к «долговым ямам». По «физикам», конечно, проще, но тоже каждый квартал законодатель придумывает все новые и новые «фишки». Банки, к сожалению, имеют очень сильное лобби – их интересы всегда стоят на первом месте и именно они проталкивают всевозможные поправки в интересах кредиторов. На мой взгляд, нам нужна упрощенная процедура банкротства гражданина – что-то по аналогии с упрощенной процедурой банкротства юридического лица.

Согласно исследованиям, проведенным финансовым омбудсменом П.В. Медведевым, за последние 2,5 года несостоятельными стали около пятидесяти тысяч граждан. Из них, значительная часть – это банкроты по долгам в жилищно-коммунальной сфере. От десяти до двадцати тысяч – должники банков и микрофинансовых организаций. Более чем в половине процедур банкротства физических лиц принимала участие Федеральная Налоговая Служба России, что, возможно, свидетельствует о банкротстве граждан, имевших статус индивидуальных предпринимателей. Из этих пятидесяти тысяч должников по своим заявлениям обанкротились приблизительно три тысячи человек. Цифра в 50 000 даже приблизительно не соответствует количеству граждан, которым нечем платить по своим долгам, которых гораздо, гораздо больше.

Павел Медведев называет цифру потенциальных банкротов в 8 млн человек. Наверное, эта цифра так же еще больше, поскольку размер просроченной задолженности по кредитам и ипотеке исчисляется триллионами рублей и год от года растет как снежный ком. Такая разница в цифрах объясняется одним: низким уровнем правовой грамотности и не знанием потенциала закона о банкротстве. Свои права нужно знать, своими правами нужно уметь пользоваться, иначе за вас это сделают другие и уже в своих целях.

Беседовала Елена Коротина, Краснодар

© 2018 «ИнМФО»Для лиц старше 18 лет

Карта сайта

X