Борис Воронин, НАПКА: «Как веревочке ни виться – а платить по долгу все равно придется»

18 июня 2018

Борис Воронин, НАПКА: «Как веревочке ни виться – а платить по долгу все равно придется»

О том, как изменилась работа коллекторского рынка после принятия профильного закона о взыскании, и о том, какие иллюзии рождает у потребителей финансовых услуг этот закон, порталу ИНМФО рассказал директор Национальной Ассоциации коллекторских агентств Борис Воронин.

- Что за последние два года изменилось в процедуре взыскания просроченной задолженности клиентов финансовых организаций – как банков, так и микрофинансовых организаций?

- Изменилось многое. Во-первых, в законодательстве появилось требование о том, чтобы компания, которая занимается сбором просроченных долгов, находилась в реестре регулирующего взыскание органа я говорю о Федеральной службе судебных приставов (ФССП). Это очень положительное событие для рынка взыскания – во-первых, нам удалось наконец-то понять объем рынка как такового. Далее – нам удалось отделить легальных, так сказать, белых коллекторов от тех, кто действует вне правового поля. Еще я хочу подчеркнуть, что включение компании в реестр ФССП не требует каких-то особых усилий от компании, которая нормально и прежде работала по взысканию долгов. Включение в реестр ФССП - это вполне прозрачная и понятная процедура,  и те коллекторы, которые соблюдали стандарты СРО НАПКА ранее, успешно это включение вошли.

- Какие требования сейчас предъявляются к компании, желающей войти в реестр ФССП?

- Есть требования по персоналу. Напримерте люди, которые общаются с должниками, не имеют права иметь судимость. Есть требования к руководителю компании, к процедуре взаимодействую с должником, и к оборудованию, при помощи которого осуществляется работа – то есть к телефонной линии. Еще раз хочу подчеркнуть, что эти требования понятые, разумные и вполне обоснованные. Например, коснемся требования к оборудованию – оно должно обеспечивать запись и хранение переговоров коллектора и должника. Что касается сотрудников взыскателя, то они не должны иметь просроченных долгов. Примечательно, что для сотрудников ФССП такого требования нет! Еще раз обращу внимание на тот факт, что у сотрудников коллекторской компании должна отсутствовать судимость. Сначала это требование планировало ввести только для руководителей компаний, а потом автоматически оно было распространено и на всех сотрудников.

- Какие то ее ограничения на работу по взысканию долгов закон наложил?

Закон очень странно прописывает саму процедуру и число контактов с должником. К нашему сожалению, это получились не очень хорошо проработанные статьи. Основная наша проблема заключена в трактовке понятия – что такое телефонные переговоры? Само данное понятие в законе вводится, но при этом оно и нигде не расшифровывается.

Кроме того, в законе упоминается термин – психологическое давление, но нигде определение этого давления не формулируется. Я понимаю, что его вообще сформулировать очень сложно, видимо, даже и не возможно. Далее – есть правило о том, что должника нельзя вводить в заблуждение. Например – клиент жалуется в и в НАПКА, что  должнику коллектор грозил тем, что в отношении должника будет подан иск суд. Что в этих словах? Есть ли там психологическое давление? На мой взгляд – нет. Суд – это логичный и естественный исход любого дела о долге, если должник отказывается платить. Есть ли в этих словах «введение в заблуждение»? Как понять – особенно если коллектор в суд так и не подал до сих пор – он вводил должника в заблуждение? Или нет? То есть теперь надо проверять – слова взыскателя на самом деле будут сопровождаться подачей иска в суд – или не будут сопровождаться? Короче – в законе много не очень четко прописанных ньюансов.

- Я знаю, что у вас есть претензии к тому, как в законе прописано понятия телефонного контакта с должником.

- Да. Особенно это касается процесса взыскания долга в регионах. Что, разве можно провести беседу с клиентом, даже если он не должник, если разговор с ним составил всего 3-5 секунд? А ведь по закону, до того, как начать разговор по существу, взыскатель должен представиться –то есть назвать себя и сообщить название компании, которую он представляет. Можно ли это сделать за 3 секунды? Конечно,  нет. А человек уже бросил трубку, так он или говорить не хочет, так как не намерен возвращать долг, или это вовсе не тот человек.. Считать ли такой звонок контактом? А звонить то мы можем всего два раза в неделю. И сколько вот мы при таких разговорах будем взыскивать долг? Бесконечно?

- Заемщики часто жаловались раньше на то, что коллекторы звонят по ночам и пугают их горячими утюгами. Как дело с ночными звонками обстоит сегодня?

- Звонить в целях взыскания долга можно только в дневные часы. Это не новая норма, она была установлена в прежнем законе, в том числе и регулирующем и рынок взыскания – «О потребительском кредите». Вообще-то, чаще всего проблема возникает от того, что должник запуган средствами массовой информации о том, что коллекторы угрожают утюгами – и  идут на контакт со взысканием. И человек считает, что раз ему звонят коллекторы – то это однозначно хулиганы. И даже когда человек слышит нормальную адекватную речь – он просто общаться боится. И даже если человеку довольно быстро, то есть в течение первой минуты разговора – при том, что если он не бросил трубку – предлагают варианты реструктуризации долга – он все равно неохотно идет на встречу звонящим.

- Есть еще жалобы – и число их велико – на то, что человек покупает сим-карту мобильного телефона, и на этот номер, для него чистый, и при том – легально приобретенный - начинают названивать коллекторы. Потому что раньше этот номер принадлежал человеку, у которого есть долг перед финансовыми структурами. Что желать в этой ситуации?

- Если человек покупает номер телефона, за которым ранее стоял человек, на котором значится долг, то, увы, опять же по закону, сделать ничего не возможно. Но есть временное решение – написать жалобу нам, в НАПКА. Суть жалобы - я не тот человек, который вам нужен. Я не брал деньги в долг, я купил этот номер тогда-то и там-то, а кто брал средства  -я не знаю. Тогда мы сможем из работы этого конкретного коллекторского агентства телефонный номер исключить. Конечно, нужно будет предоставить какие-то документы которые подтверждают, что телефонный номер поменял своего владельца. Например, договор купли продажи. Так что не выбрасывайте его на всякий случай – да и покупайте сим-карты в легальных организациях, которые такие документы составляют.

- И это решит проблему звонков не тому человеку, который нужен коллекторам?

- А вот этого, увы, мы гарантировать не можем.

В нашей практике есть несколько случаев – и поверьте, они не единичны, - когда банк или МФО, продавая или отдавая на аутсрорс просрочку, заранее знали, что человек, которому коллекторы будут звонить – не тот. Но пометку об этом в досье не делали. Почему? Видимо, не считали нужным.

А, возможно, устойчиво подозревали, что владелец телефонного номера – мошенник.  И каждый три месяца владелец этого телефонного номера попадал в работу новому агентству. Чем можно это объяснить? А кто ж знает? Видимо, мотивацией – а вдруг, если он мошенник, он сломается – и заплатит. Это некоторым образом иезуитство – компания нанимает агента для взыскания долга, заранее понимая, что этот долг – безнадежно-невозвратный.

- То есть мошеннический долг взыскать практически невозможно?

- Именно так. Так же ка ки не возможно взыскать долг человека, который идет на банкротство. Процесс банкротства физических лиц в России начался сравнительно недавно, поэтому сейчас и долгов людей, которые проходят банкротство, в работе коллекторов так мало – по сравнению с мошенниками. Но со временем, полагаю, что и этот процесс наберет свои обороты.

- Коллекторы как-то могут с этим бороться? Если понятно изначально, что долг безнадежен – причем уже  момент, когда кредит выдавался?

- На самом деле, на эту проблем должны, в первую очередь, обратить внимание сами кредиторы. Какой экономический смысл несет кредит – или займ – выданный человеку, в отношении которого или возбуждено дело о банкротстве – или понятно, что человек берет новый долг, не понимая, из каких средств он будет его отдавать?

- Как на ваш взгляд - компании и банки, которые дают займы или кредиты безнадежным заемщикам – они делают это по недосмотру? Или в этом есть злой умысел?

- Несколько лет назад сама идея банкротства физического лица была теорией. А сейчас эти случаи  судебной практике уже есть – и процесс будут нарастать лавинообразно. Поэтому и надо дорабатывать законодательство в области применения взыскания к различным категориям заемщиков – в том числе и к попавшим в совершенно безвыходные ситуации.

- То есть вы предлагаете ограничить заемщиков-предбанкротов в их возможности взять кредит или займ?

- Конечно, нет. А какой смысл принимать закон, который никто не будет исполнять? Да и возможность перекредитоваться на сером и черном рынке этот закон не истребит. Но надо работать с самим передаваемым в рамках цессии портфелем кредитов  и займов. Портфель должен быть понятен взыскателю н стадии его получения в работу. Мы пытаемся разработать с стандарт, в котором было бы все заранее, в момент передачи, ясно – какие поля характеризуют заемщика. Чтобы не было изначально безнадежной работы и чтобы коллекторы могли, работая с долгами, соблюдать закон.

- Общаясь по безнадежным долгам?

- Да по любым долгам на самом деле! За последний год резко выросло число отказов от взаимодействия с коллекторами – и упала контактность должников в этом взаимодействии¸ как я вам уже это ранее говорил. Люди считают, что они могут в договоре с кредитором поставить галочку в графе – запрещаю контакты  с третьими лицами – и они уже обезопасили себя от бесед с коллекторами. Но это не так! Вы никогда не задумывались о то, на что себя обрекают люди, отказавшиеся от контактов с третьими лицами в процессе взыскания долга?

- Я так полагаю, что на срочную передачу дела о взыскании долга в суд. Так?

- Именно так. То есть люди избегают встреч и бесед с коллекторами, но сразу получают повестку в суд. И в судебном заседании эти люди дело проигрывают – так как долги возвращать требует закон. При этом такой должник заплатит и пени, и штрафы и судебные издержки. Вот о чем мне хотелось ы, чтобы не забывали наши милейшие должники, подписывая бумаги, которые им разрешил подписывать закон. Платить придется в любом случае!

Беседовал Георгий Демидов

© 2018 «ИнМФО»Для лиц старше 18 лет

Карта сайта

X