Борис Воронин, НАПКА: «При копеечной стоимости вхождения на рынок микрокредитования, «черным кредиторам» делать там нечего»

23 октября 2018

Борис Воронин, НАПКА: «При копеечной стоимости вхождения на рынок микрокредитования, «черным кредиторам» делать там нечего»

О том, почему истории про «черных кредиторов» - это хуже чем «ложь, наглая ложь и статистика», порталу «ИНМФО» рассказал директор Национальной Ассоциации коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин.

- Неоднократно лично мне вы говорили, что на рынке нет черных кредиторов, с которыми борется Банк России. Обоснуйте свои слова.

- Наша финансовая пресса полна разговоров про различных черных участников – «чёрные кредиторы», «чёрные коллекторы», «чёрные страховщики» и даже «чёрные банки». При этом, например, на поверку «чёрными банками» оказываются поддельные сайты, которые пытаются копировать стилистику известных брендов, чтобы украсть пароли или данные банковских карт. Это очень старая тема, такие «фишинговые» сайты были всегда, но проблема решается использованием сертификатов подлинности сайтов и появлением предупреждений в браузере пользователя. Давайте поговорим про «черных кредиторов»? Вы конечно о них слышали?

- Конечно, я наслышана про таких. Но вы утверждаете, что их или вообще нет или, по крайней мере, их очень мало?

- Повнимательней рассмотрев ситуацию, не сложно обнаружить, что «черных кредиторов», как таковых нет, а что приписывают им - делается лицензированными организациями: банками, МФО, которые состоят в реестре ЦБ или имеют банковскую лицензию. Но нелегальными методами.

- Но как это проверить?

Давайте подумаем: «чёрные кредиторы», если они существуют, должны оставлять следы. Я предлагаю искать следующие «чёрные» следы:

- на чёрных кредиторов должны идти жалобы в ФССП России и НАПКА по взысканию задолженности с нарушением законодательства;

- должны быть грубые нарушения законодательства, такие как угрозы убийством, применения физической силы, причинения вреда здоровью, а также порчи имущества, о чем часто сообщает пресса;

- они развешивают объявления на улицах где попало: «Деньги всем», «Кредит любому»;

- их незаконная деятельность более экономически выгодна, чем официально лицензированный бизнес.

- Почему именно эти следы и почему вы не предлагаете учитывать оценку Банка России о числе «черных кредиторов» в стране?

- Потому что чёрные кредиторы не будут более «корректны» с должниками, чем лицензированные. Что их может огранивать при взыскании, если они сознательно нарушают закон при выдаче кредита? Объявления на столбах – этот признак часто используется для подтверждения существования «чёрных кредиторов». И конечно всякая деятельность, даже преступная, должна приносить своим создателям экономическую выгоду, странно было бы по-другому. Постараемся ее оценить.

Да, я знаю, что Банк России ищет совместно с Яндекс и «конечно» находит в Интернете «черных кредиторов». По бодрым рапортам чиновников их число увеличилось вдвое за год. Чуть позже мы дадим оценку всем этим дорогостоящим изысканиям.

- Хорошо, давайте по порядку: жалобы на чёрных кредиторов в ФССП России и НАПКА.

- Статистика ФССП России за 2017 показывает, что обоснованных (подтвержденных) жалоб на коллекторов из реестра взыскателей, банки и МФО поступило 755, а на «иных лиц» - 51. А именно там – среди «иных» и должны находится жалобы на «чёрных кредиторов».

Получается соотношение 15 к 1 нарушений закона «лицензированными» и «реестровыми» к «потенциальным черным кредиторам». Причем эти «потенциальные» скорее всего те же лицензированные участники, но лучше «законспирированные». На практике хулиганы скрывают настоящие имена и названия компаний.

За 8 месяцев 2018 года – 1405 к 35, то есть 40 к 1 и число жалоб на «потенциальных черных кредиторов» сократилось.

А если посмотреть «купированные» ФССП России случаи (то есть зарегистрированные в Книге учета сообщений о преступлениях) то из 155 материалов:16 материалов связано с деятельностью взыскателей, включенных в реестр, 20 – с деятельностью кредитных организаций и 101 материал – с деятельностью микрофинансовых организаций. Остальных – 18.

Такая же ситуация и с жалобами в НАПКА, чернуха идет буквально от нескольких торговых марок на рынке МФО, под которым действуют группировки официально зарегистрированных МКК. В первую очередь это «Росденьги».

В НАПКА и ФССП России приходят жалобы на вымышленные, несуществующие компании, например, «Гудермес-Коллекшн» и т.п. А если поговорить с заявителем: «Да, брали займы в МКК».

- Так, 2:0. А что с объявлениями «Деньги всем» на столбах?

Это оказалось несложно проверить. Так, я прошелся вокруг вокзалов столицы, по другим улицам и собрал «коллекцию» объявлений. Купил специально новую сим-карту. Далее свел номера в таблицу и начал им звонить. Оказалось, что это не банки, не МФО и даже не «чёрные кредиторы».

Во-первых, это так называемые брокеры. Они «пылесосят» рынок, ищут заявки и далее продают их банкам и МФО. Не секрет, что такие заявки очень низкого качества и далее кредиторы при рассмотрении таких заявок большинству в кредите отказывают.

Во-вторых, это те же брокеры, которые предлагают заведомо плохим заемщикам (у которых просрочки, непогашенные долги, плохая кредитная история) мошеннические схемы: подача поддельных документов тому кредитору, где есть сотрудник-мошенник, с выплатой заемщиком брокеру «комиссии» до 50% от суммы кредита. Нередко это кредит товарный, а не наличными деньгами.

- Получается чистая уголовщина?

Да. Сотрудник банка обманывает работодателя. Брокер готовит поддельные документы для подачи в банк. Заявитель подает поддельные документы (липовые справки 2-НДФЛ, о трудоустройстве) в банк.

Самое удивительное в этом то, что даже при 50% потери, получаемых на руки средств банковского кредита, эта «сделка» оказывается заемщику выгодней, чем взять кредит в МФО под 800% годовых. Если, конечно, исключить риск получить тюремный срок такому заемщику.

Ещё познавательно, что такие «кредитные брокеры» хорошо подготовлены по вопросам качества кредитной истории, кредитного скоринга. Это показывают их вопросы: брали и где ранее кредиты, были ли просрочки, если да - какие, на какое количество дней, пытались ли вы урегулировать вопрос долга с банком?

- О чем это говорит?

- О том, что внутренний и внешний фрод не дремлет.

Ну хорошо, 3:0. Но как оценить еще один показатель – «экономическую выгоду преступной деятельности».

Посмотрите, когда-то финансовые пирамиды были на каждом углу и они не утруждали себя легальным статусом в нашей стране. МММ не регистрировало билеты и акции в ФКЦБ России, другое жулье выдавало себя за «швейцарских страховщиков», не регистрируясь в ФССН России, или называли себя какими-нибудь «американскими инвестиционными фондами». Сейчас же даже «Кэшберри» регистрирует свои МФО, другие подобные используют для этого же МФО и КПК. Почему? Потому что замучаешься отвечать на вопросы всевозможных чиновников и оплачивать их «активное бездействие». Гораздо проще получить легальный статус и далее безнадзорно «барагозить как хочешь» - обычный полицейский уже не закроет лавочку, Прокуратура не побеспокоит.

- У банков требования к минимальному капиталу – 300 млн. руб. А сколько - же стоит получить легальный статус МФО?

- Сейчас «МКК под ключ» делается юридической конторой за несколько десятков тысяч рублей. За регистрацию в ФНС России юридического лица, комплект документов для Банка России (просто стопка бумажек – «типовых стандартов», со справкой об отсутствии судимости). В «комплект» даже входит вступление в СРО МФО. Просто заплати и выдавай займы, не забывай в срок удаленно сдавать какую-то отчетность в ЦБ и Росфинмониторинг (можно отдать на аутсорс) и вперед. Никто не задаст никаких вопросов, главное, чтобы вовремя сдали отчетность. Получается, что проще заплатить 50-70 тыс. однократно и не иметь проблем с правоохранительными органами и мегарегулятором.

- Но в этом и есть идея микрофинансирования: небольшие компании без высоких требований к капиталу, выдают по всей стране небольшие займы, гражданам которым отказал банк?

- Поскольку по закону МКК не имеют права привлекать вклады граждан, то Банк России делает ошибочный вывод – не должно быть требований к капиталу МКК. Однако жизнь богаче любой умозрительной концепции и получается, что владельцы недобросовестных МКК, нередко действующие через подставных лиц, взамен исключенных из реестра за нарушения МКК быстро запускают бизнес через новые юридические лица – новые МКК. Это просто технические компании, они не имеют даже 50 млн. руб. собственных средств, как будто им не требуются деньги, чтобы выдавать займы? Единственное, что формально объединяет эти «группировки МКК» - это использование общей торговой марки.

Кстати, эти исключенные из реестра МФО МКК продолжают получать платежи по выданным ранее займам и взыскивать долги по займам все в том же режиме, что и прежде. И не важно, что их исключили из реестра МФО за нарушения закона. Просто после исключения у них стало на одного регулятора меньше и одному регулятору стало легче (ЦБ – если вы не догадались).

- Но есть же еще правила ЦБ, которые должны выполнять МФО. Как обойти их?

- Правила ЦБ для МКК многочисленны, но, как в известном выражении, «их число компенсируется необязательностью исполнения». Обратите внимание, что большинство исключений из реестра происходило по формальной причине – «МФО не сдавали в ЦБ отчетность». На деле это означает, что компания вышла из бизнеса микрокредитования – «проигрались». Если за МКК Банк России надзирает опосредовано через СРО МФО, то за МФК непосредственно. И если таков «непосредственный надзор» (спросите кредиторов «Домашних денег»), то каково качество опосредованного?

Давайте скажем честно: при копеечной стоимости вхождения на рынок микрокредитования, выдаче займа без проверки кредитной истории (то есть любому), при официально разрешенных ставках более 800% годовых - «черным кредиторам» делать там нечего. Они заведомо неконкурентоспособны.

Поэтому-то и нет, и не ожидается никакого расцвета рынка услуг черных кредиторов.

- Зачем тогда так много и часто поднимаются истории про черных участников рынка?

- Это отличный «громоотвод». Потому что на них можно всё свалить и не заниматься реальным надзором за рынком. Что-то случилось – это виноваты не наши поднадзорные, это все сотворили «черные кредиторы» и ими должно заниматься МВД России.

- Но ведь «Росденьги» исключены из реестра ЦБ!

- Исключены ряд МКК. Но ничего не поменялось.За торговой маркой стоит группа МКК и, если кого-то исключили из реестра, то на их место встают новые МКК. Как мы уже выяснили, зарегистрировать их стоит копейки.

- Но ведь Банк России совместно с Яндексом реализует программу – зеленым цветом помечаются те компании микрофинансового рынка, которые состоят в реестре ЦБ.

- Не так давно в Яндексе шла реклама компаний со слоганом – «выжмем деньги из должника». Мы попробовали поговорить с Яндекс, но нас проигнорировали – «деньги за рекламу застили глаза». Мы обратились с жалобой в ФАС России. ФАС России «убедил» Яндекс и реклама исчезла. А результаты дела «ФАС против Яндекса» мы разослали всем – всем, кто размещает рекламу, в Фейсбук, в Мейл.ру, и так далее.

Это более действенно, чем заниматься «нанотехнологиями».

- А что же с тем, что Банк России за январь-июнь 2018 года выявил 1 тыс. 890 организаций, не имеющих лицензии ЦБ и осуществляющих нелегальное кредитование?

- Думаю, этот список сформировали кредитные брокеры плюс те МФО, которые не сообщили своему регулятору название сайта (если таковой есть). Не случайно, после каждой попытки регулятора в автоматическом режиме найти в сети нелегальных участников финансового рынка, легальным участникам летят письма регулятора с требованием внести данные об имени их сайта в сети Интернет в реестр.

Полагаю, что список найденных «черных кредиторов» должен быть обнародован или как минимум должен быть проведен его независимый аудит. Пока это больше похоже на спекуляции: «только мы можем защитить вас от «черно кошки, простите кредиторов в темной комнате…».

- Что же в итоге вы предлагаете на базовом, регуляторном уровне сделать Банку России, чтобы люди на рынке микрофинансирования больше не были запуганы при взыскании долгов?

- Есть три базовых вещи: требования к МКК, права СРО МФО и обязанности регулятора.

Первое. Должны появиться требования к минимальному «капиталу» МКК и страхование ответственности по аналогии со взыскателями. Не для защиты депозитов (их там нет), а для борьбы с практикой замены юридического лица при исключении из реестра и подтверждения серьезности намерений. Должна быть ограничена возможность рекламировать «торговую марку» при этом заключать договора от имени еще кого-то. Можно задуматься и о прекращении делегирования имени – торговой марки, «замаранной» нарушениями законов. МФО исключенная из реестра, не должна дальше заниматься взысканием долгов.

Второе. СРО этого рынка должны нести ответственность за своих членов. И для этого иметь «права». В том числе право исключения компании из СРО при нарушении Закона о взыскании и стандартов СРО. Между СРО МФО не должно быть конкуренции за «клиента», как по взносам, так и в случае исключения МКК из одной из них. Никаких перебежчиков из СРО в СРО. Должен быть временной лаг для проверки перед вступлением в СРО МФО («входящий фильтр») и ответственность СРО за своего члена, нарушившего закон.

И третье. Сейчас регулятор очень терпимо относится к наличию жалоб граждан на грубое нарушение законодательства со стороны «своих»: банков и МФО. Насколько регулятор лоялен к нарушениям поднадзорных институтов – ровно столько себе позволяют поднадзорные.

Записала Елена Гостева

© 2018 «ИнМФО»Для лиц старше 18 лет

Карта сайта

X