Правила для коллекторов

13 апреля 2018

Правила для коллекторов

Как коллекторам разговаривать с прокуратурой и владельцами страниц в социальных сетях? Спецкор ИНМФО Георгий Демидов побывал на конференции НАПКА и узнал ответы

Всю информацию о заемщике и должнике, которую он сам размещает социальной сети, можно использовать только с его письменного согласия. Такова сложившаяся в России судебная практика.

Что делать, если к коллектору приходит прокуратура? У государственных органов очень большая нагрузка, поэтому никогда не надо жалеть своего времени для того, чтобы снова и снова объяснять контрольным органам свою позицию, и делать это надо со множеством прилагаемых документов. Об этом сообщила начальник управления корпоративной практики коллекторского агентства «Кит финанс» Наталья Власко, выступая на конференции НАПКА 12 апреля 2018 года.

Она объяснила, что у этой компании был клиент с активной жизненной позицией, который писал жалобы всюду, куда только мог дотянуться. Поэтому однажды утром в агентство позвонил охрана бизнес-центра, где компания арендует офис, и сказал, что руководство компании внизу ожидают «люди в форме».

Власко сразу посоветовала всем коллекторам иметь в своем штате людей, у которых будет доверенность от генерального директора – на тот случай, если его нет на месте в момент визита проверяющих.

Проверку должны принять юрист и контролер. В проверке «Кит-финанса» участвовало 8 человек. Что рассматривали проверяющие? Внутренние документы, и соответствие устава компании правилам коллекторской деятельности.

Проверяющие тут же потребовали на всех сотрудников, которые взаимодействуют с должниками, справки об отсутствии у них судимости на момент проверки. Пришлось запрашивать эти справки на портале Госуслуги, при этом если человек менял регион проживания, то такая справка не делается порталом онлайн, придется дня два подождать.

230-ФЗ «О взыскании» четко говорит, что такие справки должны быть на момент поступления на работу, и это позиция Минтруда и ФССП, прокомментировала слова Власко представитель ЦБ, присутствовавшая на форуме. Пока жалоб на то, что такие справки должны быть «свежими» на момент проверки, не поступало, отметила она и добавила – «жалуйтесь, разберемся».

Также в ходе проверки были истребованы записи телефонных разговоров с должниками. Должны регистрироваться ответы на обращения клиентов. Также проверяющие смотрели, по существу ли отвечено на это обращение.

Проверялось и соблюдение обязательств о неразглашении персональных данных.

Власко подчеркнула тот факт, что если в компанию придет внеплановая проверка, то причину этой проверки никогда нельзя знать заранее – ее можно понять лишь из предписания, которое получаешь из рук следователя.

Председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег Виктор Достов рассказал о скоринге по соцсетям. Анализируя то, что человек пишет о себе, можно даже оценить, насколько человек грамотно пишет. Правда, он обратил внимание на то, что не стоит особенно активно увлекаться развитием скоринга, так как в один момент клиенту надоест отвечать на вопросы, он плюнет на заполнение анкеты и пойдет к более покладистому кредитору.

В Европе действует вторая платежная директива, которая обязует открывать доступ к клиентским счетам небанковским организациям. Делается это по требованию самого клиента. Не стоит думать, «что, мол, это же в Европе, к нам это докатится не столь скоро», считает Достов. При этом есть и стандарт по защите персональных данных, за нарушение которого следует штраф до 1 млн. евро. Все это ведет к тому, что анализ данных все больше автоматизируется, и время скоринговых офицеров подходит к концу.

При этом Достов отметил, что если коллекторы ему пока не верят, то тогда, когда им понадобятся пояснения о том, как налагать арест на электронные кошельки должников, то «обращайтесь».

Директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков сообщил, что судебная практика по взысканию все же уже сложилась – и это надо принять как должное. Коллекторы могут использовать данные социальных сетей, мобильных операторов и платежных систем. Но есть сложность. Получается так, что собственником данных является не сам субъект, а страница в социальной сети. И использовать эти данные можно только с письменного согласия социальной сети. Поэтому расцветает теневой рынок использования персональных данных.

Второй аспект – Роскомнадзор считает, что все, что мы пишем в социальной сети – это наши персональные данные, которые мы размещаем ради знакомства и общения. Поэтому даже всю публично размещаемую информацию о человеке можно использовать лишь с его письменного согласия, отметил Волков. «Мы проиграли суды, решение об этом вы может найти в любой базе судебной практики. Изучите и не говорите, что вы этого не знали», - предупредил Алексей Волков.

Записал Георгий Демидов

© 2018 «ИнМФО»Для лиц старше 18 лет

Карта сайта

X