Сделок по слиянию на микрофинансовом рынке в России не зафиксировано вообще

24 сентября 2018

Сделок по слиянию на микрофинансовом рынке в России не зафиксировано вообще

Но по этому параметру рынок МФО ничем не отличается от банковского рынка. Потому что продавцы хотят продать свой бизнес за нереальные деньги.

В России собственники микрофинансового бизнеса готовы его продавать, но хотят за свои портфели займов нереальную цену, поэтому-то и сделки по продаже бизнеса так редки. А сделок по слиянию нет вообще. Об этом сообщил, выступая на микрофинансовом бизнес-форуме MFO Russia Summit, организованном компанией Conglomerat, и прошедшем 21 сентября 2018 года в Москве, Игорь Киселев, президент финансового холдинга «Сфера».

Игорь Киселев пояснил, что сам он покупает бизнесы микрофинанового рынка, исходя из трех параметров – размер чистой прибыли, размер портфеля и перспективность бизнеса. В его понимании размер чистых активов – «это деньги, которые можно в любой момент вытащить из бизнеса и положить в карман».

Основная проблема сделок продажи это невозможность справедливой оценки портфеля. По словам Игоря Киселева, продавец практически всегда считает, что он продает «нечто божественное», а с аргументами покупателя о том, что это «божественное» все же дешевле, чем то видится продавцу, продавец не соглашается. Поэтому при оценке портфеля специалисты холдинга «Сфера» дисконтируют размеры и стоимость портфеля займов. Дисконтирование портфеля происходит строго по каждому офису и по основной сумме долга.

Три года назад «Сфера» купила компанию «Деньги сейчас» - сумма сделки составил 30 млн рублей, т на момент покупки у компании было 30 офисов. Сейчас работающих офисов - 60.

Половина всех предложений на покупку – это просто разговоры, уверен Игорь Киселев. То есть в ходе бесед до реальной оценки бизнеса дело не доходит. В трети случаев в итоге переговоров покупателю дают базовые цифры, «то есть такие цифры, которые я сам, не желая продать бизнес, покупателю явно бы не дал», - отметил он. В 15% от всех переговоров «люди из моей команды реально погружаются в бизнес, смотрят офисы, оценивают софт, знакомятся с командой», - сообщил Киселев. Но! До сделок процедура покупки все равно не доходит.

И лишь каждые 20-е переговоры заканчиваются сделкой. То есть лишь каждое пятое обращение.

«Висит» много сделок, которые можно охарактеризовать так: «Ребята, вы готовы продать бизнес? – Да. – Вы согласны с оценкой? – В целом, да, согласны, но мы хотим получить больше денег». Бывали случаи, когда компания с портфелем 3 млн хотят за бизнес 7-8 млн. рублей, удивлен Киселев.

Ни одного слияния в России на микрофинансовом рынке за все годы его работы не было, подчеркнул Игорь Киселев. А это примерно с начала века, то есть за лет 15.

Дмитрий Паташкин, генеральный директор компании Platiza.Ru говорит, что в России на рынке микрофинансирования нет ни одного качественного продукта для малого и среднего бизнеса (МСБ). Он пообещал в ближайшие годы создать уникальный продукт для МСБ, но подчеркнул, что все и всегда упирается в вопрос фондирования.

Владислав Сиханевич, управляющий директор CreamFinance (Чехия) уверен, что в России не умеют собирать долги. Он отметил, что стратегия сбора просрочки должна отталкивается всегда от клиента, его ситуации и возможностей, а не от принятых в компании процедур. У компании должен быть скоринг должников, такой же серьезный, как и скоринг оценки клиента при обращении за деньгами. Этот скоринг должен строиться на определенных атрибутах – смс-ки на телефон, письма на е-мейл, звонки, личные встречи. Компания по каждому из этих способов контакта должна вести базу - как клиенты отреагировал, на какой день, какова была реакция: испуг, удивление, отказ!

Клиенты должны быть кластеризованы, и под каждый кластер должны быть настроены свои продукты – графики платежей, отсрочки и т.д.

То, что работало вчера, не будет работать сегодня. В Чехии особо зарабатывать на задолженности физика нельзя, это не «есть социальное благо», поэтому цифры сбора просрочки компанией не называются, отметил Сиханевич.

Коллекторы, работающие с банками и ломбардами, не могут работать с клиентами МФО, так как это совершенно разные клиенты, уверен Синаневич.

Игорь Киселев считает, что модель бизнеса в той стране СНГ, в которой регулирование более жесткое, и будет в приоритете, потому что не надо нагонять клиентов в МФО любой ценой, а потом плодить невозвраты займов.

Эльман Мехтиев, исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков (АРБ) и модератор форума 21 сентября, спросил, от чего же тогда коллеги Киселева по микрофинансовому бизнесу уходят из России в Юго-Восточную Азию (ЮВА), где нет вообще никакого регулирования, или оно очень мягкое?

Киселев ответил, что правильная модель работы с клиентом – это самое главное в микрофинансовом бизнесе. Так, в Чувашии у компании работает 60 офисов МФО, но при этом МФО группы «Сфера» занимают 50 % рыка. Но первые три года «Сфера» ничего не зарабатывала, а аккуратно съедала всех хороших клиентов с рынка этого региона. «Нужно продавать клиенту то, что он хочет купить в данный момент времени», - считает Игорь Киселев.

Елена Гостева

© 2018 «ИнМФО»Для лиц старше 18 лет

Карта сайта

X